Elafio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Elafio » - квартиры; » Квартира Christoph Neumann


Квартира Christoph Neumann

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Спальня - спальня оснащена большим окном, который наполняет комнату большим количеством света, тем самым, порой навязчиво пробираясь через окно, поэтому Кристоф, чаще стремится завешать его более плотной тканью, а под утро, когда солнце полностью вступило в свои права, откинуть материю и подарить спальне пока ещё ленивый утренний свет. Двуспальная кровать, часто не заправленная, со спускающимся с одного края одеялом, подушки тоже не знают своего точно места прибывания, но как бы то ни было, кровать обладает мягким матрацем и большой площадью.
Гостиная - гостиная оснащена большим количеством колонок, что обеспечивает хорошее распространение музыки по всей квартире. Имеется широкоформатная плазма, два соединённых дивана чёрного цвета с мягкой оббивкой. За место ваз, которые находятся на фотографии, шкафчики занимают всевозможные CD и DVD диски с музыкой, фильмами - это правый отсек. В левом отсеке находятся различные мелочи, а так же музыкальные атрибуты. Если пройти чуть дальше, можно заметить небольшой закуток, в котором находится ударная установка фирмы Sonor.
Ванная - совсем небольшая, несколько скромная, но вмещающая в себя все прелести ванная комната. Помимо ванны, унитаза и умывальника, имеется небольшой шкаф для полотенец, а так же сушилка.
Кухня - кухня на которой Кристоф бывает, увы, редко. Небольшой уголок, чтобы пошаманить с едой, удостоиться взмахами вилкой, как волшебной палочкой. Окно кухни выходит прямо во двор, что позволяет рано утром взглянуть на прохожих и удостовериться, какая погода царит на улице и во что укутаны люди.
Прихожая - прихожая в бежево-коричневых тонах.

0

2

<--- Квартира Andre Cases

Почему ты сейчас меняешься на глазах? Почему становишься более раскованной? Это потому что ты уже не невинная девушка, которая покрывалась багровым румянцем когда ей делали комплименты парни? Или потому что ты чувствовала себя более защищенной рядом с Кристофом? Но все же если в этом виновата первая догадка, то Криса все равно надо повесить, а то сначала нарушил правило матери вдвойне, ведь, как она на тебя всегда кричала, и крушила все в доме, узнав, что из школы или из института тебя проводил парень.
«- Андре Касес, я требую объяснений происходящему! - Закричала женщина так, что белокурая вздрогнула, крепко сжимая в кулочке ручки сумки.
- Что ты молчишь, а? Сколько раз говорить, что тебе рано, ты еще маленькая! - Пыхтя, пнула женщина ближайшую обувь и скрылась на кухне.»

Маленькая, да. Особенно когда живешь на другом континенте, имея собственную квартиру и приличный заработок. Но вернемся к немцу, которого скорее всего твоя мать давно мечтает проткнуть копьем Святого Георгия. Он заставлял тебя краснеть, выделывая то, что не могла ты подумать даже в самых страшных снах. Выдохнув клуб пара написала я, чуть ли не жуя лед от жары, ты бросила взгляд на брюнета, наблюдая, как тот ставит пакеты на асфальт и взяв ключи, открывает машину.
- И ради этого, мне стоило рыться у тебя в кармане? - Недовольно буркнула ты, шмыгая носом. Ты так и не привыкла к здешнему зимнему климату, в тот момент когда зимой в родной Испании продолжала ходить в шортах. Правда в следующую минуту ты натянула уголки губ, когда парень, как маленький мальчик, когда ему не досталось то, чего он так яро желал, насупился. После он быстро поменялся в лице, и закатив глаза, открыл машину, а после положил пакеты на пассажирское сиденье, кинув на тебя взгляд мачо, который напомнил тебе о содеянном. Вот так задумаешься, есть ли Бог, и понадеешься, что нету, ну а если есть, тебе предстоит вынести самые суровые пытки за все грехи мира. Захлопнув дверь, Кристоф подошел к тебе, и взял за руку, по средствам чего притянул к себе. Ты рефлекторно установила некую опору, руку на груди Криса, а тот в свою очередь, чмокнул тебя в губы. После чего, все еще держа тебя, он подошел к другой двери машины, и открыл дверь, указав на мягкую обивку сидения. Ты кинула взгляд на брюнета, после на сиденье, и на какое-то время задержалась. Тебе быстро расхотелось снова замечать, как в этой игре, немец кидает кубики так, что твоя фишка пропускает ход, а он, делает все, чего желает. Был прекрасный план смыться, и зажить прежней жизнью, как было дня три назад, но нет, вместо этого, ты оказалась на заднем сиденье машины Кристофа. И все же, после этих рассуждений ты села, а Крис захлопнул дверь. Откинув голову, и закрыв глаза, а после повернулась в сторону парня, который остановился. Его лица не было видно, а вот мальчика лет шести или семи, было отлично видно. Врезался? Скорее всего. Выдохнув, ты достала телефон, взглянула на время, и вздернув бровь, заметила, что парень так и стоит, хотя мальчишка уже уехал к матери, которая обеспокоенно стояла все это время, и удалились в снующей толпе людей. Если он делает то, что ты думаешь, то у тебя резко зачесались руки дать ему подзатыльник, но ты снова откинулась и закрыла глаза. Ты услышала и почувствовала, как дверь открылась, ведь вместе с этим вошел прохладный воздух, которого тебе несколько не хватало. Ты любила жару, но не духоту, а это две разных вещи. Немец сел, а вместе с ним, до твоего носа дошел едкий запах сигарет, ты поморщилась, кинула недовольный взгляд на Кристофа, нахмурив брови и отвернувшись к окну. Было понятно все и без слов, что Крис неисправим, и что тебе все же хочется дать ему подзатыльник. Он положил свою руку тебе на колено, и повел сначала вверх, а потом вниз по твоей ноге. Ты взглянула на немца, и вскинула бровь:
- Что случилось? Я про мальчика. - Хрипло спросила ты, глядя тому в голубые глаза, которые сейчас "раскаивались в своей каре и просили снисхождения", а затем прищурившись, улыбнулся.
- Не забудь пристегнуться. - И он слегка кивнул головой. Потянувшись к тебе, Кристоф чмокнул тебя в висок, из-за чего в нос дал отвратительный, едкий запах сигарет, но самое противное, в еще большем количестве.
- Крис! - Недовольно фыркнула ты, отпихнув его лицо. Тебе был откровенно противен этот запах, едкий, стойкий. Чихнув и прикрыв нос и губы ладонями, ты недовольно покосилась на немца, а после ущипнула того за бок, аккуратно пробравшись рукой под куртку и рубашку, а после довольная своей работой, натянула уголки губ, и ответила на взгляд брюнета, невинно вскинутыми бровями, мол: "Чего?" Правильно, ты не виновата, он тебя вынудил, фу на него. Под конец, Кристоф все же включил кондиционер, и пристегнув ремень, тронулся. Увы, тебе тоже пришлось пристегнуться, как бы ты не любила жмущий на грудь ремень. И снова мимо мелькают деревья, которым уделили кусочек земли посреди асфальтированных и уложенных плиткой дорожек, здания, за прозрачными витринами которых был выставлен товар, будь это аппетитный кексик, или туфли со скидкой, а может быть, здание было без витрин, а с небольшими окнами, так называемое жилое здание. И конечно люди, какой же город без людей? Не считая фильма я - легенда. Под вечер они несутся толпой, потоком куда им нужно, и кажется, если ты подойдешь близко, то тебя к чертям унесет, и последнее что кто-то от тебя увидит, будет медленно утопающая рука. Вот как меня прет с эспумизана. Еще один поворот, и вот вы снова в твоем дворе. И все же, не ужели вы живете так близко? Эта мысль тебе закралась, еще когда вы пошли за машиной Кристофа.
- Только можно я с собой сумку заберу? - Спросила ты, а после того, как Крис взглянул на тебя, вскинув бровь, продолжила:
- Чего ты на меня так смотришь? Вдруг ты ее в заложники возьмешь, и будешь меня шантажировать? - На полном серьезе говорила ты, глядя немцу в глаза.

Отредактировано Andre Cases (2013-05-25 18:44:06)

0

3

Вырулив на главную дорогу, выкручивая руль, чтобы лавировать между столпотворением машин, Кристоф невольно задумался о том, сколько времени он уже курит. Десять лет, одиннадцать? Пусть он не помнил точное количество времени, проведённой с белой и стройной дамой, но точно помнил, как первый раз закурил и вообще взял в руки сигарету. В семье у него никто не курил, может быть, прадедушка, в каком-нибудь далёком, военном прошлом, но, ни мать, ни отца он никогда не видел с сигаретой в руках и, ни от одного никогда не разило табачным дымом. Его школьный друг, который всегда выделялся своим поведением, толканием протестов и разрушением правил на пару с Кристофом, один раз взял из дубового сундука отца, сигару. Сигару его отцу подарил начальник или коллега, точные подробности затерялись где-то в глубинках памяти, но сынок посчитал нужным спереть её у отца, который курильщиком тоже не являлся, но лишь из чувства гордости хранил сию вещицу и, видимо, берёг, потому что отпрыску тогда неплохо досталось, как и по пятой точке, так и по моральным уставам молодости. Кристоф и его товарищ, слиняв с уроков, пошли на пустырь, а потом долго вертели сигару в руках, рассматривая, нюхая, передавая из рук в руки и восхищаясь стойким ароматом и выворачиваясь на изнанку от его едкости. Крис упёр из дома спички, так что вскоре оба как паровозы дымили на весь пустырь, по переменке затягиваясь, кашляя, но с гордой физиономией выдыхая серые дорожки дыма из носа и клубы изо рта. Когда сигара была полностью выкурена, и от неё остался лишь мелкий огрызочек, который вряд ли бы кому напомнил столь величавую вещь, обоих воротило от запаха друг друга. Разило от них как от ста конюхов, которые разом выкурили по пачке L&M, а потом сверху сено, закрученное в газету, а лица выглядели как газоны на задних дворах американских домов. Домой им не хотелось, получать от отцов по затылку, заднице, лицу, тем более, так что они с зелёными лицами нагрянули обратно в школу, под предлогом, что им стало плохо, и они вышли на улицу. Учителя ощутив едкий запах, всё же отправили их к медсестре, но и от сообщений матерям не отказались и первые в долгу перед сыновьями не остались. Кристоф устроил неплохую взбучку матери, в ответ на её упрёки и угрозы, был лишён всех привилегий, за что Нойманн ещё более обозлился и стал намного сильнее агрессировать в сторону матери.
Андре тоже была против этой пагубной привычки и скорее-всего, взглянув бы на прокуренные лёгкие Кристофа перекрестилась и переплюнула через левое плечо, а потом бы начала кормить его травой, гонять на пробежки в лес и сжигать сигареты со спичками, танцуя вокруг костра с бубном и победоносным кличем, что, наконец, удача на её стороне и Госпожа Фортуна не обделила своей властью. Крис много раз задумывался о том, чтобы бросить. Он пытался, много раз, но рука каждый раз сама тянулась к новой пачке, и белые фильтры соблазнительно подставлялись навстречу, а частички никотина предвкушали скорую высокую температуру огня зажигалки. Все его попытки заканчивались сигаретной ломкой, сжатыми кулаками и выпирающей на лбу веной, которая пульсировала и заставляла мозг бунтовать и рефлекторно распечатывать упаковку и затягиваться сигаретой, откидываясь на спинку дивана. Кристоф наплевал на все эти затеи, так как он пытался не для кого отказаться для этой привычки, а просто испытать себя - действительно ли, организм настолько привязался. Андре была за ЗОЖ, видимо никогда сей пакости в рот не брала, так что когда немец чмокнул её в висок, она нервно его оттолкнула и потом царапнула за бок, выдавая всю свою ненависть к запаху. Крис ухмыльнулся, сжал губы и надавил на педаль газа, чтобы машина ускорила свой темп и быстрее лавировала, как доска для сёрфинга, среди скал - машин.
- Что случилось? Я про мальчика. - спросила девушка, заглядывая немцу в голубые глаза, которые как всегда, впрочем, блестели - Врезался в меня, бедолага. - проворковал Кристоф, смотря в стекло заднего вида, чтобы убедиться в том, что дорога свободна и можно продолжать движение - Сколько, мать их, раз тут езжу, вечно, как ослы на водопое толпятся! - нервно проговорил Крис, сжимая пальцами руль и сверля взглядом, впереди едущую машину, которая уже как несколько минут стояла на месте, а объехать её возможности не предоставлялось. Движение возобновилась и Кристоф, решив, что лучше все главные дороги объехать, свернул в переулок, проехал вперёд и, заметив то, что его обходные пути заняты, огляделся по сторонам и выехал на пешеходную аллею. Люди смотрели на него, как русские на речи Гитлера, возмущённо вскидывали руки, что-то бормотали, но Кристоф ехал по аллее до того момента, пока не выехал на свободную дорогу и взглянув на Андре взглядом: "Я тут мозгами пораскинул и решил, что лучше бы я это сделал, чем не сделал" и ухмыльнулся ей, потом обращая взгляд вперёд, на дорогу - Только можно я с собой сумку заберу? - Кристоф удивлённо вскинул брови, несколько озадаченно посмотрев на девушку - Чего ты на меня так смотришь? Вдруг ты ее в заложники возьмешь, и будешь меня шантажировать? - Кристоф хохотнул и коварно улыбнулся - А после того, как мой ремень приставит к её лицу мой недельный носок, ты вовсе потеряешь голову и скажешь, что готова на всё, лишь бы спасти бедняжку. - и Кристоф явно решив поддержать диалог двух токсикоманов, которые только-только обдолбались об колёса и дёрнули дозу клея, ухмыльнулся.
Дома его и Андре находились действительно, совсем близко - гараж был тому доказательством, их прогулка от квартиры Андрюшки до гаража Кристофа продлилась минут десять-пятнадцать, так что можно было, смело удивиться тому, как Крис не заметил такую завидную мадемуазель-испанку среди всех, похоже, знакомых ему фрау. Вырулив к подъезду, Кристоф остановился, заглушил двигатель и, откинувшись на сидение, повернул голову навстречу Андре и, придвинувшись к ней ближе, взял за подбородок и притянул к себе. Немного прищурив несколько оценивающий взгляд, он потянулся к заднему сидению и взял сумку девушки, которая она настойчиво требовала. Открыв дверь и оказавшись на улице, немец обошёл машину спереди и, открыв дверь, протянул свою руку, и когда девушка тоже оказалась на улице, то протянул ей сумку - Ваша сумка, мадам. - и, улыбнувшись, двинулся к подъезду.
Как и во всех приличных немецких домах, там тоже был консьерж, и дом Кристофа был не исключением. Но это была не змея, которой отрубаешь голову, и вырастает ещё две и ещё злее, а вполне себе добрый и весёлый старичок, который знал Криса очень долго и уже выучил его. Один раз Нойманн неплохо с ним натрескался, по громил вестибюль, поматерился в слух, а потом дружно голосил "Катюшу" на немецком и скорешился с консьержем, который считает теперь Кристофа мастером алкогольных дел и здоровается с ним даже, когда увидит Ноя за километр от себя.
- День добрый, Нойманн! - тут же среагировал консьерж, только завидев Кристофа в дверях - Добродня, Альфред. - ухмыльнулся немец, вскидывая руку в знак приветствия. Поднявшись по лестнице, Кристоф достал из кармана ключи, прицелился, попал ключом в замочную скважину и, открыв дверь, отошёл на шаг на зад, предоставляя Андре войти первой. Зайдя за ней, он поставил пакеты в углу и, швырнув ключи куда-то на тумбочку, вздохнул и с безмятежной улыбкой взглянул на Андре - Добро пожаловать в мою холостяцкую нору. - проговорил немец приветственную речь и, обняв Андре, прижал к себе и поцеловал, будто бы они обмывали какую-то покупку, которую долго хотели сделать.

0

4

Офф:

Я знаю, я бездарная бездарность разучившаяся писать посты .-.

Кристоф не относился к тому типу водителей, которые будут ездить по правилам, выпив хоть одну бутылочку пива за руль не сядут, и пропускают людей, даже если горит зеленый свет. Ты не была целиком "за" такому поведению, как и не была "за" поведению Криса, ведь всему есть мера, но видимо отчасти мать была права: "Андре, ты связываешься не с теми людьми!" Ее приказной тон, ты, как вчера помнишь крики на весь дом. Она позвала тебя с кухни, ты слышишь ее из библиотеки. И все бы ничего, но кухня на первом этаже в одном конце дома, а библиотека на третьем, в другом конце. Ты взглянула на немца, который видимо более глубоко задумался, из-за чего ты хотела его одернуть, все же Крис сидел за рулем, и тебе не хотелось бы провести ближайшее время в больнице или ближайшем участке, ведь совесть тебе не позволит бросить Кристофа в такой момент, не так воспитана. И какой бы твоя мать не была, а в любых сложных ситуациях она повторяла: "Помни, ты не должна бросать человека в сложные моменты его жизни."
Да, тебе не нравились курящие люди, особенно когда свежий, едкий запах бьет тебе в нос. Ты не могла находиться рядом с курящими людьми, тебя начинало воротить, словно что-то внутри тебя начинало переворачиваться. Но ты так же не могла запретить человеку курить, ведь как ни крути, это его выбор. Но с немцем все обстояло иначе. Ты искренне хотела, чтобы тот бросил пагубную привычку, ты понимала, что люди курят, когда нервничают, но как говорила бабушка, Царство ей Небесное: "Если нервничаешь, жуй конфетку". Вспомнив ее слова, ты невольно улыбнулась, и взглянула на Кристофа, который ухмыльнулся, видно от передозировки внимания к его личности, из-за чего ты лишь вскинула бровь. Немец надавил на педаль газа, сжав губы. И все же тебя это не устраивало, ты просто не могла ездить на машине с риском для жизни. Ты всегда боялась умереть. Ты не знала почему, ведь это настигнет всех, это естественно, но от одной мысли, что ты когда-нибудь не увидишь людей, которые всю жизнь были рядом с тобой, колит в груди.
- Врезался в меня, бедолага. - Проворковал Кристоф, смотря в стекло заднего вида. А после продолжил:
- Сколько, мать их, раз тут езжу, вечно, как ослы на водопое толпятся! - Нервно проговорил Крис, сжимая руль и упершись взглядом в багажник впереди едущей машины. Ты недовольно нахмурилась, поняв, что кого-то тебе немец напоминает своим поведением за рулем. Но кого? Прижав губы, ты погрузилась в сомнения и воспоминания. За это время, проворный Кристоф на своем "Бэтмобиле", решил, что вы опаздываете в ЗАГС , и когда возобновилось движение, свернул в переулок. Он бы и дальше ехал, но пробки были, увы, везде. Ты бы и дальше размышляла, кто же из твой жизни помимо Криса ругается за рулем, как дворник, когда дети после его усердной работы, прыгнули в сугроб, а тот развалился на чистый асфальт. Но тебя встряхнуло, когда машина поехала по пешеходной аллее. Ты выглянула в окно. Люди. Женщины, одергивающие и прижимающие к себе детей, чтобы те не угодили под машину. Пожилые люди взмахивали кулаками, и что-то кричали в след. Ты приложила ладонь к щеке. Ну вот, немец снова заставляет тебя краснеть. За два дня, в твоей голове побывало множество мыслей, о том, что во всех бедах мира виновата ты, о том, что все это надо бросать, и снова нормально жить, но ты все еще тут, морща нос, наблюдаешь за брюнетом. После, Крис выехал на свободную дорогу, и взглянул на тебя, словно это нормально, а после ухмыльнулся.
- Крис, но так нельзя! - Недовольно проговорила ты. После твоей просьбы на счет сумки, немец хохотнул, а после улыбнулся:
- А после того, как мой ремень приставит к её лицу мой недельный носок, ты вовсе потеряешь голову и скажешь, что готова на всё, лишь бы спасти бедняжку. - Тут ты зажала рот рукой.
- Ты что творишь? Она же все слышит! - Слезы чуть не навернулись на твои глаза, и ты потянулась руками к сумке, начав ее гладить.
- Не волнуйся, дорогая, это он не про тебя, он просто шутит. Очень глупыми шутками! - На последней фразе ты недовольно взглянула на Кристофа, еле сдерживая смех. Странно, что как бы Крис не поступал, и злилась ли ты из-за этого, или краснела, после, он быстро выгонял тебя на положительные эмоции. Подъехав к подъезду, Крис остановился, заглушил двигатель, а после, откинувшись на сидение, повернул голову в твою сторону, и придвинувшись ближе, взял тебя за подбородок, притянув к себе. Немец прищурился, несколько оценивающе тебя рассматривая. Ты вскинула бровь, стандартная реакция на подобное действие Криса, а после, цапнула того за нос. Не больно, но неприятно. Довольно усмехнувшись, ты притянула к себе Кристофа, за шиворот, и прошептала тому на ухо:
- А я предупреждала, что укушу тебя за нос. - А после подмигнула. Брюнет вышел, обошел машину и открыл дверь с твоей стороны. Ты вышла, а он протянул тебе сумку.
- Ваша сумка, мадам. - И улыбнувшись, пошел к подъезду.
- Крис, я же не замужем! - Недовольно крикнула ты, вслед парню, и, поправив на плече сумку, двинулась за Кристофом, чтобы догнать.
Подъезд. Как и любой подъезд Германии чистый, обставленный по минимуму, но в тот же момент уютный. Консьерж, который, скорее всего, был более приветливый, ну, скорее всего, по мнению парня. Для тебя, твоя консьержка тоже ничего, ведь тебя она принимает даже с улыбкой, а то, что она яро наблюдает за всеми приходящими и уходящими, скорее всего, признак хорошего работника. Кристоф поздоровался с мужчиной. Альфред, так звали его. Ты улыбнулась мужчине, и кивнула, в знак приветствия. Поднявшись по лестнице, Крис довольно быстро открыл дверь, и отошел на шаг назад, пропуская тебя.
- Добро пожаловать в мою холостяцкую нору. - Зайдя, проговорил немец со вздохом и безмятежной улыбкой, и, поставив шуршащий пакеты, кинул на тумбочку ключи, которые неприятно зазвенели, а после, обнял тебя, прижал к себе и поцеловал. Ты, в свою очередь, приобняла его, натянув уголки губ.
- Ты же мне покажешь, свою "холостяцкую нору"? - Со смешком проговорила ты, снова поцеловав Криса.

0

5

В своей машине Кристоф чувствовал себя, как в своей стихии Посейдон. Он не называл её каким-нибудь женским именем как, например, показывают во многих фильмах, где жена ревнует машину к мужу. Кристоф наоборот, считал автомобиль частичкой своей души, так же как впрочем, лошадей и скачки. Такие же несколько нервные, холерики с рождения, но в то же время любящие свободу и ненавидящие правил или запретов. В салоне машины, как и вообще всё внутри неё, Крис знал как свои двадцать пальцев на руках и ногах в придачу с кончиком носа, так что если кто-нибудь садился за руль его железного коня, то немец сразу же начинал руководить всей процессией. Говорил где повернуть, чтобы подвеска потом не застучала, на какую скорость переключить, как лучше держать руль вверху, внизу, одной рукой. То есть, находиться с ним в одном салоне было невозможно до той степени, пока Кристоф сам не окажется за рулем. Впрочем, если человеку он доверяет и тот знает толк в машинах, то ему даже интересно будет наблюдать за тем, как человек справляется с его спорткаром. Ведь его "Ламборджини", как скаковой жеребец с не самым лёгким норовом. Чуть затянешь повод, слишком сильно двинешь шенкелем, то уже валяешься где-нибудь в кустах, недалеко от места катапультации. Так что руль Кристоф доверял только давнему другу, который сможет припарковаться между двух грузовиков, не поцарапав бок.
Андре же не одобрила езду немца по аллее, где он с широкой ухмылкой на лице лавировал между людей, а последние озадачено отпрыгивали в стороны, грозя кулаками, делая недоуменные мины или же крича что-то в след автомобилю, который медленно, но верно двигался к своей цели, а конкретнее к пустой дороге. Это был единственный способ пробиться домой, не стоя по часу в пробке и не нужно было нервно озираться по сторонам, в поисках объезда. Всё путешествие по аллее заняло около десяти минут и, вырулив на пустую дорогу, Кристоф надавил на педаль газа и мчался по дороге. Закатив глаза на реплику Андре, что так делать нельзя, немец только сильнее вдавил педаль и объехал впереди медленно едущую машину. Нрав немца не позволял ему с черепашьей скоростью, размеренно двигаться по вымощенной асфальтом расчерченной дороге.
Вскоре автомобиль уже стоял возле дома, с заглушённым двигателем дожидаясь своей следующей работы, тем временем, пока хозяин авто уже был дома. Поставив пакеты и швырнув ключи на тумбочку, которые со звоном приземлились и прокатились ещё несколько сантиметров, чуть было не упали с гладкой деревянной поверхности. Андре оглядела взглядом прихожую, слегка приобняла немца и поцеловала, а потом с улыбкой взглянула на парня.
- Ты же мне покажешь, свою "холостяцкую нору"? - усмехнувшись, проговорила девушка, снова поцеловав парня. Он же, прижав её к себе посильнее, провёл рукой по спине и с коварным взглядом, подмигнул - С преогромным удовольствием, крошка моя. - и Кристоф слегка покривил рот стараясь сдержать смех.
Сняв куртку, немец пошарил по карманам, вытащил сигареты с зажигалкой, положил на тумбочку рядом с ключами и, выудив мобильный телефон, взглянул на время. Было пол пятого вечера и тут парень внезапно ощутил, что хочет есть и не зря пригласил девушку к себе, дабы она накормила его. Как известно путь к сердцу мужчины лежит через желудок, так что Андре должна была это знать, а тем временем, желудок немца присох к спине и требовал пищи. Разгладив куртку, Кристоф раскрыл шкаф и выудил оттуда плечики. Пристроив косуху на её законное место, немец запрятал её обратно в шкаф. Подойдя к стойке для обуви, парень наклонился и расшнуровал ботинки, снял их с ног и поставил. Выпрямившись, Крис подошёл к пакетам и взял их за ручки. Посмотрев на Андре, он широко улыбнулся ей:
- Домашний навигатор готов показывать путь. - и парень, поправив ручки пакетов, направился на кухню. Зайдя на кухню в чёрно-белых тонах, Крис обвёл ей взглядом. Бывал он в этой части квартиры, увы, редко и чаще питался в каких-нибудь кафе, ресторанах. Достаточно отвыкший от домашней еды, Кристоф был в нетерпении попробовать готовку Андре, оценить её навыки так же ли хороша, как и в кроватке. Ведь немец никогда сильно домашнюю еду не любил, так как мать постоянно начитавшись каких-нибудь журналов, кормила сына с мужем травой, заставляя их с недовольной миной пережёвывать какую-нибудь цветную капусту в паре с парой брокколи, которые на полпути застревали в горле и просились обратно. Но сил нужно было набираться, и поэтому Кристоф сметал с тарелки всё что было, иногда спрашивал добавки, заранее зная ответ. Он постоянно получал отказ, но один раз мать согласилась доложить ему такого же травяного салата, так как отец отказался и ушёл к другу, где проторчал весь вечер. Отец тогда пробыл у своего товарищ весь вечер, бросив сына на верную голодную смерть. Кристоф тогда тоже ушёл "поездить на велосипеде", но как только выехал из дома, проехав пару кварталов, завернул в местную кафешку и просадил там все свои карманные расходы, которые копил на свои первые барабанные палочки. После этого любовь к домашней еде под остыла, но не пропала совсем, так как своё приготовленное всегда вкуснее того, что вышло из-под чужих рук. Поставив два пакета на тумбу, Кристоф задвинул за стол выдвинутый чуть ли на середину стул и направился в спальню, чтобы сменить парадно-выходную одежду на лёгкую домашнюю. Подойдя к девушке, Кристоф потыкал указательным пальцев на пуговицы. Когда процедура расстёгивания пуговиц была завершена, парень стянул рубашку, обнажая накаченный торс. Выйдя из кухни, парень на ходу расстегнул ремень, пуговицу и зашёл в спальню уже почти раздетый. Приземлившись на кровать, немец стянул с себя джинсы, сложил её и засунул в шкаф. Открыв другой отсек и повесив рубашку на плечики поверх ещё одной, Кристоф выудил из шкафа тёмно-синюю футболку, домашние штаны и, натянув всё это, ощутил полнейший расслабон. Всё-таки, действительно, в гостях хорошо, а дома лучше. В своей родной атмосфере Крис ощущал себя лучше и надеялся, что Андре тоже у него дома понравится, пусть в спальне царил небольшой хаос. Край одеяла был откинут, обнажая простынь, одна подушка лежала видать на полу, но с другой стороны кровати, а втора, же подушка лежала, чуть ли не на середине. Закинув край одеяла, Кристоф отмахнулся от затеи уборки - сейчас на кухне его ждала Андре  - и двинулся в ванную комнату. Помыв руки, лицо, парень отправился в комнату, где должно скоро быть жарко. Не от того, что Кристоф и Андре снова будут создавать тепло, а от того как идут дела - режутся овощи, работает плита, работают мозги выбирая из памяти рецепт. Немцу было проще отравить кого-нибудь, чем что-то приготовить, так что он мог помочь резать мясо, овощи, но в основном полагался на Андре. Зайдя на кухню, немец в предвкушении потёр ладони, будто бы замышлял что-то очень важное и, улыбнувшись девушке, подошёл к ней сзади и обнял за талию:
- Ну что, я к подвигам готов. - и улыбнувшись, поиграл пальцами на изгибе талии девушки.

0

6

Офф:

Если ошибки есть, на них не смотри. Маленький бред.

Кристоф  прижал тебя к себе, проведя рукой по спине и с видом хитрого лиса, подмигнул, что заставило тебя вскинуть бровь в ожидании, что в этот раз выкинет парень.
- С преогромным удовольствием, крошка моя. - Прочерикал Крис, и закусил губы, стараясь сдержать смех. Ты вздохнула, понимая, что очередное замечание по поводу крошек немец так же пропустит мимо ушей. Но все же его "крошка" задевало тебя за живое, ты не обращала внимание уже на то, что ты собственность, но слово "крошка" заставляло тебя кипеть. Однако ты оставалась спокойной и быстро могла перейти на другую тему, жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на отрицательные чувства, особенно на ненависть, ведь ненависть это слепое чувство и оно не должно управлять человеком.
Крис разделся, и нет, это не то о чем вы подумали. Парень снял куртку, заранее найдя в карманах сигареты и зажигалку, после чего положил их рядом с ключами, а после, порыскав по карманам, достал мобильный телефон. Раскрыв шкаф, Кристоф достал плечики и повесив на них куртку, убрал их обратно, закрыв шкаф. Так же он убрал и обувь, в шага два подойдя к стойке для обуви и сначала расшнуровав ботинки, а после сняв их с ног, поставил на их законное место. В это время ты сняла свою куртку, и повесила ее на крючок, а после, сняв сапожки, поставила их рядом с тумбочкой. Немец выпрямился, и взяв пакеты, посмотрел на тебя со своей фирменной улыбкой, которая могла очаровать, но чаще отвлечь от чего-то.
- Домашний навигатор готов показывать путь. - И парень, поправив ручки пакетов, пошел к одной из дверей, скорее всего на кухню. Да, так оно и было, он привел тебя на кухню. Она была довольно опрятная, в сдержанных тонах, видно, что Крис тут бывал крайне редко, а может вообще впервые сюда зашел. Немец оглядел комнату и поставил пакеты на тумбу, по пути задвинув за стол стул, который стоял посреди прохода, он подошел к тебе, словно немощный начав тыкать в пуговицы рубашки указательным пальцем. Ты нахмурилась, но все же расстегнула все пуговицы, после чего Кристоф снял с себя рубашку, оголив торс. Ты прикусила губу, склонив голову на бок и рассматривая кубики немца пока была возможность. Но вскоре парень развернулся и двинулся прочь с кухни, вскоре ты услышала, как знакомо забренчала пряжка ремня. Ты подошла к пакетам, и выложила по одному все ингредиенты на тумбу, и найдя мусорное ведро, выбросила пакеты.
- Черт! - Внезапно, недовольно воскликнула ты, заметив, что морепродукты изрядно подтаяли и начали протекать. Положив упаковку в раковину, в мыслях прокручивая свои действия. "Надо найти какую-нибудь плошку." - С этими мыслями ты облазила все ящики найдя там пачку презервативов, который кинула на стол, банку кофе, которая осталась на месте, а так же упаковку сахара и соли. Кстати. Ты поставила пачку соли с другими инцидентами, после чего открыла последний ящик, и поняла, что твои поиски завершились успехом лишь на половину. Ты не могла достать до верхних полок, где лежала посуда. "Да-да, я заметила, что это кухня Криса, точнее сделана под него." - Оглядевшись, ты осознала, что тут нужен сам хозяин квартиры, ибо таскать по всей кухне стулья будет неприлично, хотя бы уже поняла, что к Кристофу приличие не имеет никакого отношения. Ты пошла за "рыцарем", который просто обязан добыть чан для варки зелья.
- Кри-и-и-и-и-ис, помоги мне... - Подсознательно ты наверное знала, где находится спальня, в которой скорее всего находился парень. И вскоре ты нашла и спальню, и парня, который успел переодеться в более свободную одежду, и вполне хорошо смотрелся, однако тебя возмутил вид его спальни.
- ...Пожалуйста... - Закончила свою фразу ты, и скрестила руки на груди, кинув тяжелый взгляд на Кристофа. Тот закинул свисающий край одеяла на кровать, а когда он выпрямился, тебя словно и не было, ты снова стояла около тумбы с продуктами. Выдохнув, ты взяла чайник, и наполнив его водой, включила, тебе нужен был кипяток. Отложив свою упаковку чая и положив шоколадку в холодильник, чтобы не растаяла. Вскоре на кухне показался парень, потер ладони, и улыбнувшись тебе, подошел сзади и обнял.
- Ну что, я к подвигам готов. - Промурлыкал Крис и снова улыбнувшись, поиграл пальцами на изгибе твоей талии.
- Ты достаешь мне две... Нет, три плошки! Кружку с чайной ложкой, широкую сковородку, столовую ложку, два ножа, ибо ты тоже будешь работать, и бежишь убираться в своей комнате. - Часто делая паузы, чтобы вспомнить, что тебе нужно, говорила ты, а после развернулась, и привстав на носочки, чмокнула Кристофа в губы.
- А я прослежу. И если ты хочешь есть, ты сделаешь все, как я сказала, иначе, я пойду домой. - После добавила ты на полном серьезе, и склонив голову на бок, довольно улыбнулась. Чайник перестал кипеть, и предупредил всех об этом щелчком кнопки, ты взглянула на того, похлопала Криса по плечам, мол: "Ну?" А после выбралась из его объятий, и двинулась в уже замеченную ванну, по пути снимая с запястья руки резинку и делая неаккуратный пучок, чтобы волосы не попали в еду. Включив свет в ванной, ты вступила на прохладный пол, и подойдя к раковине, включила теплую воду. Да, твои руки изрядно замерзли, по этому ты какое-то время подержала их под потоком воды, а после помыла с мылом, чтобы приступить к готовке с чистыми руками. Ты делала так, как тебя учили, и всегда знала, что это правильно, ведь так поступают любые образованные повара, да и самому это приятно. Вытерев руки о полотенце, ты выключила свет, и вернулась на кухню.

Отредактировано Andre Cases (2013-08-03 10:27:23)

+1

7

Если бы Кристоф прибрался перед приходом Андре или хотя бы предполагал, что к нему нагрянет девушка в этот вечер, то квартира бы показалась ей намного больше. Склады книг в углах - по музыке, ударных инструментах в целом, книги об анатомии лошадей, кое-что даже имелось из истории, а остальные углы были заставлены ещё не распакованными коробками с вещами. Крис так и не добрался до них, а девушкам, которые заглядывали к нему на квартиру, просто бы не хватило терпения и сил разобрать все эти вещи, найти для них место, просто распихать по углам в каких-нибудь шкафах. Так что, Кристоф уже привык к подобной обстановке и если эти коробки уберут с глаз долой, то сразу же в голове появится чувство, будто чего-то не хватает, не достаёт, квартира уже будет смотреться по-другому. Немец никогда не был консервативным в таких вещах, ему просто было лень, когда имелось свободное время, он отсыпался, или целыми днями пропадал на конюшне, потом заглядывал в бар и возвращался домой к утру, чтобы потом опять идти на конюшню. Организм уже довольно-таки крепко привязался к этой системе и привык, что на кухне уже давным-давно ничего не готовилось кроме кофе или чая, так что он инстинктивно начал требовать пищу ещё сильнее, подгоняя Криса поскорее нацепить на себя домашнюю одежду и умчаться на кухню, где его ждала Андре.
- Кри-и-и-и-и-ис, помоги мне... - девушка вошла в спальню именно в тот момент, когда Кристоф натянул футболку и обернулся на её голос. Лицо её изрядно переменилось, когда она заметила убранство спальной комнаты и, скрестив руки на груди, недовольно её оглядела и с упрёком взглянула на Кристофа, который растянулся в улыбке, мол, он ни в чём не виноват - это полтергейст разбросал всю одежду по комнате, перевернул кровать, не раскрыл шторы из плотной материи, которые тщательно не пропускали свет и создали в комнате атмосферу полумрака - ...Пожалуйста... - закончив фразу, она снова посмотрела на Криса и, развернувшись, пошла на кухню. Парень задержался в комнате на пару минут, чтобы закинуть на кровать подушку, пнуть пыльный носок, чуть не сломал об эту стоячку палец и решил вернуться, чтобы не заставлять свой желудок ждать. И Андре тоже.
Когда он зашёл в кухню, то на секунду другую остановился в проёме, чтобы понаблюдать за тем, как девушка, встав на цыпочки, тянулась пальчиками к ручке навесного шкафа. Как воспитанная девушка Андре не стала таскать по квартире стулья, а терпеливо дожидалась князя этой земли и, разбирая морепродукты, явно недовольная тем, что они подтаяли, и вода медленно стекала с упаковки, уложила их в раковину.  Только успел Кристоф раскрыть рот, как ему тут же скомандовали достать три плошки, кружку, ложку и прочую всякую лабуду, место расположения которого даже сам немец не знал. Поморщив лоб, дабы вспомнить, где хранится вся эта кухонная утварь, и предположить чистая она вообще или нет, парень выпустил Андре из объятий и, открыв верхний шкаф, который находился прямо над раковиной, достал оттуда кружку и три плошки. Потом открыв нижний отсек тумбы-юмбы, выудил оттуда два ножа, столовую и чайную ложку и удивился от того, что у него вообще имеются такие мелкие ложечки. Обычно он всё употреблял либо десертной, либо огромной столовой ложкой, так как маленькие ложечки больше раздражали, чем мешали есть. Таким образом, например, четыре йогурта Кристоф поглощал со скоростью метеорита, а потом жаловался, что эти йогурты слишком маленькие, упаковки для детей и поэтому не часто покупал эту молочную продукцию. Покупал три-два, наспех закидывал в себя утром и мчался туда, откуда зовёт труба. Присев на корточки, и открыв самый широкий отсек, достал оттуда сковородку, самую широкую, которая имелась. Пристроив это всё на кухонном столе, Андре тут же привстав на носочки, чмокнула его в губы, пока Кристоф кинул взгляд на пачку презервативов, которые мирно лежали рядом с кружкой. Вау, да у него запас даже на кухне есть, на всякий случай.
- А я прослежу. И если ты хочешь есть, ты сделаешь все, как я сказала, иначе, я пойду домой. - Кристоф недовольно сдвинул брови и хмуро уставился на Андре - Решила голодом меня морить? - и он сделался ещё угрюмее, чувствуя как голод подступает всё ближе и ближе, шурша связками кишок лол. Подойдя к Андре ближе, он положил руки ей на талию и лукаво ухмылявшись, двигался на неё всё ближе и ближе, пока её спина не достигла стены. Прижав  девушку к стене, он провёл рукой выше и остановился на рёбрах, дойдя почти до уровня груди - А если я не пущу? - слегка приглушённо спросил он и поцеловал в девушку в шею. Отпустив Андре, он взял презервативы, ещё даже нераскрытые и демонстративно перекинул их из одной руки в другую. "... и бежишь убираться в своей комнате." - внезапно всплыло в голове у Кристофа и он, перестав перекидывать упаковку из одной руки в другую, слегка сощурил взгляд и исподлобья посмотрел на Андре, будто бы обижено - Мам, а обязательно в комнате убираться? Я так устал... - и он, сделав брови домиком, всё-таки решил, что прибраться действительно будет неплохой затеей.
Покинув кухню и оставив Андре наедине с продуктами, Крис нехотя поплёлся в спальню и, открыв дверь, встал в дверном проходе. Положив руку на шею, он покривил рот, думая с чего же начать. Проводить генеральную уборку он не собирался, во-первых, ему не хотелось, а во-вторых, есть он хотел сильнее, чем тащиться за ведром с водой и поэтому, подойдя к прикроватному столику, первым делом поправил на нём лампу. Абажур был слегка повёрнут в сторону, что придавало ему весьма неряшливый вид и, пристроив светильник ровно, Кристоф приложил руку к подбородку и любовался своей работой. Первый шаг был выполнен, так что второй сделать было ещё проще. Обойдя кровать, Крис закинул на неё вторую подушку, поднял второй край покрывала, а потом психанул и скинул всё обратно, оставив только одну простынь. Простынь напоминала поле после войны - внизу имелся удобный пригорок под пяточки, вверху она была закручена на подобии какого-то шланга и скрутилась, таким образом, чуть ли не до середины. Обычно, перед тем как лечь отдыхать, Кристоф этот шланг раскручивал, ногами выправлял низ, одну подушку скидывал, а другую пристраивал рядом со спиной, укрывался одеялом и моментально засыпал, а утром всё возвращалось на круги своя. Капитально он всё не поправлял, потому что это было бесполезно. Пристроив скинутое одеяло на ковре перед кроватью, Крис положил на него сверху подушки и, убрав края простыни из-под матраса, по новой расстелил их по всем четырём углам. Заправив всё обратно по краям, он провёл рукой по гладкой поверхности, чтобы разровнять неровности, поднял подушки и положил их рядом, сверху укрыл всё одеялом. Далее нужно было произвести работу по углам и немец, понуро двинувшись к первому из четырёх, в котором стоял стул, а на спинке, которого висела рубашка, взял её повертел в руках и решил, что хрен знает, сколько она тут лежит и, скинув на пол, образовал начало кучи для стирки. Туда же угодила футболка, две с половиной пары носков (второй носок Кристоф не нашёл, хотя облазил всё), джинсы. Взяв кучу, Крис отнёс её в ванную, уложил в корзину для грязного белья и вернулся обратно в спальню. Вещи, которые были чистыми, но так и не угодили в шкаф, Ной развешал на плечики в шкафу, джинсы сложил в полку, носки в отсек для носков. Направившись в третий угол, Кристоф обнаружил, что там лежит книга, которую он давно искал. Проведя по гладкой и пыльной поверхности ладонью, парня внезапно пробрал чих, и он комната разразилась громом, будто бы взорвался крейсер. Взяв три книги, которые лежали в углу, немец запихнул их в книжный шкаф. Оглядевшись по сторонам и удостоверившись в том, что работа была проделана, Кристоф подошёл к кровати и ничком рухнул на неё, уткнувшись носом в подушку.

+1

8

Ох уж этот взгляд невинного котенка, который вроде нашкодил, но понимая, что его будут ругать, сделал самые милые глазки, тем самым заявляя, что он тут, ну совершенно не при делах. Приправив невинный взгляд растерянной улыбкой, Кристоф сделал вид, что братья Винчестеры не заглядывали сюда накануне, и тут разбушевалась нечисть. Увы и ах, но к огорчению Криса ты не поверила ему и, закатив глаза, удалилась.
Очередная попытка парня что-то высказать закончилась неудачей, так как все что нужно ты уже сказала и не желала его слушать, на что немец поморщил лоб, выпуская тебя из своих крепких объятий, и открыв шкаф, к которому все это время ты тянулась, достал оттуда кружку и три плошки. В этот же момент ты аккуратно надорвала упаковку морепродуктов, продырявив ее ногтем большого пальца. Ну что поделаешь, если большего пока не дано. После чего перевернула упаковку дыркой вниз, и нажала на края упаковки, понемногу сливая жидкость. В это время Кристоф открыл нижний отсек одной из тумб, достав два ножа, и две ложки разного калибра што. Вскоре на столе так же оказалась широкая сковородка, которую Крис достал мучениями-приседаниями. Взяв нож, ты окончательно вскрыла упаковку и вывалила маленьких осьминожек, мидий, креветок и другую массу того, что раньше проживало на дне океана. Отставив плошку в сторону, чтобы не мешала, ты наполнила кружку пахучей пряностью, а после залила кипятком. Вода сразу стала желтой из-за пыльцы шафрана.
В это время парень пилил тебя взглядом, недовольно сдвинув брови.
- Решила голодом меня морить? - Хмуро пробормотал немец, угрюмо насупившись.
- Сейчас приготовлю, перед носом у тебя повожу, и накормлю нуждающихся. - Кивнула ты в подтверждение своих слов, довольно натянув уголки губ. Развернувшись, ты заметила, как Кристоф медленно двигался к тебе, на что ты медленно приподняла обе брови в ожидании смертной казни. Положив руку на твою талию, Крис довольно ухмыльнулся, словно кот, который раз за разом загоняет свою жертву в одну и ту же ловушку. Ты робко пятилась назад, но в один момент, пятиться стало некуда, тебя прижали к стенке. Парень провел рукой до ребер, и остановился на них.
- А если я не пущу? - Сипло спросил немец, и поцеловал тебя в шею.
- Я буду бороться за свободу... - Выдохнула ты всю фразу вместе с легким стоном. Он отпустил тебя, и, взяв пачку презервативов со стол, демонстративно перекинул их из одной руки в другую. Ты снова выдохнула, заметив, как Кристоф перестал перекидывать упаковку и, сощурив глаза, исподлобья посмотрел на тебя, на что ты с интересом, что в этот раз выдаст Крис, склонила голову набок.
- Мам, а обязательно в комнате убираться? Я так устал... - Пролепетал парень, словно десятилетний мальчик, и, сделав бровки домиком, ушел. Нужен ли был ему твой ответ? Скорее всего, нет.
Вдалеке то слышны были шорохи или шумы, то все смолкало, один раз даже Кристоф вышел, с кучей грязной одеждой наперевес, но пока тебя это не интересовало. Включив конфорку на полную, ты поставила на нее сковородку, залив дно маслом и немного "покрутив" сковородку, чтобы масло равномерно расположилось на поверхности. Пока масло разогревалось, ты очистила луковицу от шелухи, и с комком в душе, начала его нарезать. Хлынули слезы, поэтому ты включила холодную воду, и постоянно подставляла под поток лезвие ножа. Так же ты вскрыла упаковку с замороженным горошком, и наполнила одну из пустых плошек. Спустя минуты две, ты наполнила сковороду морепродуктами, и на протяжении двух минут помешивала их, а после снова сложила в плошку. Сковородка недолго пустовала, и ее заполнил мелко нарезанный лук, который ты не трогала до прозрачности, а после, вскрыв упаковку риса, высыпала его поверх лука. Пару минут ты так же мешала рис с луком, после чего равномерно налила в сковороду воду с шафраном, а после, так же воду из чайника, которая все еще оставалась горячей. Посолив, ты достала помидоры, и, помыв их, принялась аккуратно очищать от шкурки, измельчила, а после взяв чистую плошку, сложила туда. Возня с томатами скоротала время, и вскоре ты выложила их на содержимое сковородки. Вода почти пропала, и оставшаяся была кстати. Помыв зеленый, сладкий перец, ты ножом вынула внутренности, и нарезала его кубиками. Спустя десять минут, после того как томаты с криком "не-е-е-ет", погрузились в адский котел, ты так же туда положила горошек и нарезанный перец. Вскоре вода впиталась, и ты, аккуратно потрогав рис ложкой, поняла, что он готов. Ты выложила сверху морепродукты и украсила ломтиками лимона. Выключив конфорку, ты переставила сковороду на другую конфорку, чтобы паэлья больше не "готовилась". Помыв руки, и грязную посуду, ты оставила ее рядом с раковиной, чтобы капельки воды стекали, и все же сумев достать тарелку, ты поставила ее на тумбу. Вроде все чисто, а так же готово, но нету еще одного компонента. В какой куче грязной одежды застрял Кристоф? Это ты и пошла выяснять.
Тихо появившись в дверном проеме спальни, ты натянула уголки губ, заметив, что комната стала более-менее опрятная, а Крис лежал на кровати, уткнувшись лицом в подушки. Подойдя к кровати, ты аккуратно села на поясницу парня и начала мягкими движениями массировать шею и плечи немца.
- Паэлью лучше всего есть горячей. - Тихо проговорила ты.

0

9

Казалось Кристоф разгрузил фуру с тяжеленными мешками цемента, поносил в руках слонов, потягал руками поезда, чтобы бицепсы подкачать, но никак не сгрёб грязную одежду, унёс в корзину для грязного белья и не заправил по новой постель. Уборка всегда навеивала скуку, утомляла даже больше чем работа грузчика или курьера у которого нет велосипеда и он вынужден бегать на своих двоих. Вот поэтому Крис так мало уделял время своей спальне, совсем не бывал на кухне и редко посещал гостиную. Он даже в прихожей бывал чаще - порой с очередной пассией не доходил до спальни и, расположившись где-нибудь посередине коридора, выполнял то, что от него требовалось даже с большим энтузиазмом. Уткнувшись носом в мягкую подушку, немец задремал, уже начал потихоньку проваливаться в темноту забыв о еде, которую с усердием готовила Андре, похоже, ему даже начал сниться сон. Что-то нервное, с отголосками усталости и вывести из этой фазы Кристофа было даже намного труднее, чем из самого глубочайшего сна после трудного рабочего дня. Дыхание стало размеренным, Кристоф вдыхал полной грудью и так же выдыхал, проще сказать - засыпал, как сквозь глубокую дремоту почувствовал, что на его поясницу что-то опустилось. У подушки выросли ноги? Он вроде бы не укрывался одеялом. Полтергейсты-всадники, о которых он читал в книге-страшилке в детстве? Разные мысли кружили в голове от самых несуразных до вполне сносных, пока Крис не решил смериться с этой внезапной поясничной аномалией, но тут, же ощутил, как теперь что-то опустилось на его плечи. Немец сначала напрягся, пробубнил сквозь сон что-то на эльфийском языке, нахмурился и перевернул голову на другой бок, явно негодуя от этих ощущений. С усилием заставив себя разлепить один глаз, Кристоф слегка приподнял голову над поверхностью подушки, повернул в сторону и обнаружил, что это Андре пристроилась у него на пояснице и мягкими движениями массировала плечи, плавно переходя на шею. Крис расслабился, растянулся в блаженной ухмылке, а потом, дождавшись пока девушка остановится, перевернулся на спину, и теперь Андре сидела у него на паху, может быть чуть выше.
- Паэлью лучше всего есть горячей. - тихо сказала девушка, кидая на лицо Кристофа томный взгляд. А немца как будто бы от медвежьей спячки пробудили - взгляд помятый, волосы взъерошены, а на лице блаженная, лукавая, несколько сонная ухмылка. Положив девушке правую руку на колено, левой он потёр себе глаз, а потом проморгавшись, сказал - Правильно, а то остынет и тебе придётся готовить по новой. - Крис поднялся и чмокнул девушку в губы - Спасибо, крошка.
Поднявшись, немец направился в ванную, там вымыл прохладной водой лицо и руки, а потом уже устремился в кухню, откуда доносился приятный аромат, только приготовленной еды. Желудок взбунтовал, заплясал шотландский танец, тут же зазвучали десять волынок сопровождаемые звуками умирающего кита. Достав две тарелки и две кружки, Крис пристроил их на столе, взяв чайник и налив в неё воды из-под крана, поставил кипятиться. Кристоф не любил чайники, которые по десять минут баламутят эту воду, поэтому при покупке тщательно отбирал такой, как будто бы в него была встроена ракета, и он кипятился минут за четыре-пять, да так как будто сейчас взлетит и пробьёт к хренам потолок. Порой он даже будильником служил - врубался иногда по утрам сам по себе, по ночам мог устроить проверку двигателя, в общем, аппарат с причудами УМЕНЯДАЖЕЧАЙНИКИДУМАЮТ. Пока Крис возился с тем, чтобы достать вилки или найти хотя бы две чистые, выше сказанное чудо техники уже выполнило свою работу, и пар курился вокруг пластмассового носика. Бросив в кружки по чайному пакетику, немец залил всё кипятком, а потом разложил со сковороды паэлью по тарелкам. Ему даже на завтра осталось, а порой Крис мог съесть и холодную паэлью, пусть её лучше есть горячей. Устроив шик на трапезном столе, Кристоф уселся на свой стул и начал поглощать еду, которую с таким старанием готовила Андре. Вышло действительно неплохо, как-никак национальное испанское блюдо и девушка должна была показать в этом своё мастерство и толк.
Когда паэльи на тарелке Криса осталось меньше половины, он уже порядком пресытил червячка и теперь уже смаковал, по долгу прожёвывая кусочки, балуясь зубами с рисом, раскусывая каждую на две половинки, а только потом отправляя в желудок. Немец справился со своим ужином за двадцать минут, может даже чуть меньше и теперь довольный, сидел с кружкой в руке, облокотившись на стену и вытянув ноги во всю длину. Посмотрев на Андре, которая сидела напротив, он улыбнулся краешком рта и отпил немного. Тепло тут же распространилось по всему телу, будто бы укрывая одеялом в прохладный зимний вечер. Он так и смотрел на девушку, пока не закончил пить из своей кружки, закрутив на фарфоровое ушко ниточку от чайного пакетика.
- Спасибо. Было очень вкусно. Я прямо-таки сейчас не пойду в гостиную, а покачусь. - сказал он и подмигнул девушке. Сегодня день новых открытий и ощущений! Крис сходил в магазин, убрался в спальной комнате, поел на кухне и решил отправиться в гостиную, чтобы включить плазму и, наконец, проверить, что творится в мире и что вообще показывают по телевизору. Неплохо было бы таким образом смахнуть пыль с дорогостоящей техники и воспользоваться ей, а то она так и отслужит своё время включенной пару раз, ради того, чтобы проверить работает ли она вообще и пролистать пару каналов. Поднявшись со стула, Кристоф взял свою тарелку и положил в раковину, думая, может она вымоется сама как-нибудь, может, придёт мистер Проппер, мистер Мускул, да хоть мадам Хозяйственное мыло, но не он. Обведя взглядом кухню, и проверив, все ли электроприборы выключены, подошёл к Андре и кивнул головой в сторону двери - Если хочешь, можешь в дисках порыться, может, кинцо найдёшь какое-нибудь. А так, я в гостиную. - и ухмыльнувшись, двинулся к назначенному пункту. Открыв дверь, он вошёл в комнату, которую уже укутал полумрак своим тёмным крылом - вечер обступал всё вокруг, как стервятник подкрадывался ко льву, который всё ещё доедает свою трапезу и готовится, потом насытится тем, чем осталось. Так и ночь - она забирает у земли тепло накопленное за день, и пронизывающий холод кружил вокруг, как тонкая и блестящая материя. Не став включать свет, Кристоф можно сказать на ощупь двинулся к телевизору. Темноты он никогда не боялся, что не в детстве, что не тем более сейчас, так что мысли ему о потустороннем мире и о призраках, крючковатых костлявых руках были чужды и он, подобравшись к телевизору, нащупал кнопку и включил его. Тут же комнату озарил луч света, который ограничивался диваном и на расстоянии чуть дальше на стену за ним. Разглядев на подлокотнике дивана пульт, Кристоф двинулся к дивану и лёг на него головой в одну сторону и ногами в другую. Он занял так почти весь диван и, устроив под головой подушку, начал переключать каналы.
Шла какая-то несуразица, начиная с новостей, ведущий, которого жрал, наверно, двадцать паэлей в день и заливал всё бочонком пива, заканчивая сопливыми драмами от которых хотелось нежно обнять унитаз и извлечь в него свою любовь. Потыкав по каналам и остановившись на канале про животных, Кристоф недовольно покривил рот и начал крутить пульт в руке.
- Андре, а ты знала что у волков брачный сезон начинается с января по апрель? - спросил Крис по-прежнему продолжая крутить пульт, как обычно он крутил барабанные палочки.

0

10

Пока ты мягкими движениями старалась разбудить Кристофа, тот все же ответил на твои действия, но все же доказал, что он спал. Крис сначала напрягся всем телом, а после простонал сквозь сон что-то несуразное, бессмысленное, как казалось тебе, и глухое. Он нахмурился, жмурясь, и поерзал под тобой, заодно перевернув голову на другой бок.
- Тебе не нравится? - С неким поддельным сожалением, в шутку, проговорила ты, проводя указательным пальцем по позвоночнику Криса. Сначала он разодрал один глаз, что явно давалось ему с трудом, а после приподнял голову. Подушка снова приняла свою естественную форму, без вмятин от головы и других частей тела, а немец повернул голову в твою сторону, и каков был сюрприз, когда на своей поясницы он обнаружил не убийцу со склонностями к фетишу, а всего лишь тебя. Тогда Нойманн снова размяк, и растянулся в ухмылке, словно кот. Ну, а ты на его действия лишь вскинула бровь, заодно остановившись. В этот же момент, Кристоф рывком перевернулся на спину, и тебе пришлось устроиться у него на паху. Было ли это для тебя непривычным? Если только на половину, ведь все мы поняли, что ты быстро учишься, так?
Крис глядел на тебя такими грустными глазами, что в какой-то момент тебе захотелось его пожалеть. Однако он не грустил, несколько минут назад он спал. Однако это не мешает ему сохранять свою привычную ухмылку на лице. Спал ли он с ней? Какая фраза, какая фраза х) Увы, но тебе пока не удалось это запечатлеть. Нойманн положил тебе на колено свою правую руку, а левой, он потер себе глаз.
- Правильно, а то остынет и тебе придётся готовить по новой. - Помаравшись, проговорил Кристоф.
- Тебе же придется снова ехать в магазин, думаю, что надо купить ты запомнил. - Натянув уголки губ, ответила ты. Однако глядя в голубые глаза Криса, ты заметила "соник".
- Я выколю тебе сейчас глаз, пожалуйста, не двигайся. - Отчеканила ты, и аккуратно убрала желтый комочек от края глаза парня. Взглянув так же на другой глаз, ты убедилась, что больше Кристофу "не грозит опасность", и склонила по привычке голову на бок.
- Спасибо, крошка. - Ты оказалась на кровати, которая была довольно мягкой, а немец, встал и чмокнул тебя в губы.
- Кри-и-и-ис, ты уже банален. - Недовольно протянула ты, в который раз услышав про крошки.
Немец направился в ванну захватил ее, и сел на трон, после чего послышался шум воды. Ты еще немного полежала, чувствуя, как тебя медленно тянет в сон. Встав, ты двинулась на кухню, где парень поставил на стол две тарелки и чашки, кинув в них по заварочному пакетику, а так же поставил кипятиться чайник. Ты села на один из стульев, наблюдая за тем, как Нойманн что-то ищет, скорее всего, вилки, и все больше думая, что в этой квартире он так же впервые, как и ты. Однако, он все же нашел, что ему было надо, и да, это были вилки. В это время чайник уже вскипел, щелкнув кнопкой и шатаясь от бурлящей внутри воды. Немец наполнил кружки кипятком, а в тарелки разложил паэлью. Столько, сколько он тебе положил, было слишком много для тебя. Ты никогда не голодала на столько, чтобы твой желудок устраивал бунт, как у Кристофа, да и сейчас, ты была не особо голодна, однако надо есть, чтобы не обидеть хозяина квартиры, ведь ты его гостья. "Хозяин" же сел на свой стул, и начал с жадностью есть.
- Приятного аппетита. - Все, что смогла выдавить ты. Тебя всегда учили быть сдержанной за столом, и не важно, кто сидит напротив тебя. Будь это твой двоюродный брат или Королева Англии. Крис довольно быстро съел содержимое тарелки, когда ты только ковырялась в своей тарелке вилкой. Однако ты была рада, что парень был доволен и сыт, что можно было прочитать по его лицу. Он сидел с кружкой в руке, облокотившись на спинку стула и вытянув ноги так, что они почти дотягивались до твоих. Нойманн улыбнулся тебе краешком рта, отпив чая, и пока он пил, он смотрел на тебя, что заводило тебя в ступор. Сколько бы ты времени не провела с человеком, тебя всегда смущало, когда на тебя смотрят долго, без остановки, хотят ли они просверлить в тебе дыру или просто смотрят, твои щеки, как всегда наливаются румянцем.
- Спасибо. Было очень вкусно. Я прямо-таки сейчас не пойду в гостиную, а покачусь. - Проговорил Кристоф, подмигнув тебе.
- Ибо надо есть в меру. - В который раз ковырнув паэлью, проговорила ты. Паэлья очень сытная еда, и вполне простая по приготовлению, поэтому нельзя класть лишнюю ложку себе в тарелку. Встав из-за стола, Крис положил тарелку в раковину. Сколько же волшебных слов и просьб по поводу мытья тарелки пронеслось у него в голове? Усмехнувшись, ты пронаблюдала, как тот осмотрел кухню и посмотрел на тебя, кивнув головой в сторону двери:
- Если хочешь, можешь в дисках порыться, может, кинцо найдёшь какое-нибудь. А так, я в гостиную. - И ухмыльнувшись, скрылся за поворотом, туда, где коридор заканчивается, и начинается гостиная.
Еще немного поковырявшись в паэлье, и все же сумев доесть ее, ты выпила уже теплый чай. Встав, ты задвинула стул, и, взяв чашку с тарелкой, подошла к раковине, и включив воду, сначала сполоснула кружки, ибо ничего особого там ранее не было, заранее выкинув использованные пакетики с чаем. После ты намылила губку я не знаю, откуда там фери-мери и губка-хуюбка, сами разбирайтесь и протерла тарелки и вилки, после чего смыла пену. Выключив воду, ты протерла посуду полотенцем абра кадабра и поставила все на свои места.
Ты зашагала по темному коридору туда, откуда лился голубой луч света и рык какой-то дикой кошки. Встав в дверях, ты увидела развалившегося на диване Кристофа, который крутил в руке пульт от телевизора, сам телевизор, который оказался неплохой плазмой, а так же хорошо обставленную комнату, но тебе слабо верилось, что это все сделал немец. Последнее место, куда попал твой взгляд, это была барабанная установка в углу. Ты вскинула бровь, вспоминая, говорил ли что-нибудь Крис о своем увлечение, и да, говорил. Он сидел рядом с тобой, в одних трусах и показывал новое приобретение. Барабанные палочки. Улыбнувшись, ты зашуршала в спальню, после чего комочком устроилась на заправленной кровати, выудив подушку и обняв ее. Сразу тебя накрыла волна сновидений, и ты еще что-то слышала через сон, что-то невнятное, туманное, ты куда-то падала, и звук отдалялся от тебя.
- Андре, а ты знала, что у волков брачный сезон начинается с января по апрель? - Проговорил Нойманн, и ты вроде слышала эти слова. Где-то. Когда-то. Однако ответа парень так и не услышал.

0

11

- Тебе не нравится? - театрально спросила Андре, на что Кристоф ответил ей лёгким недоумением и сонно приподнятой бровью - Я разве что-то сказал? - Кристоф ухмыльнулся - Делай мне массаж, хоть всю жизнь, одним и тем же движением, но мне будет нравиться. - и парень, перевернувшись на спину, усадил девушку на пах.
Дальше последовала недолгая трапеза для Криса, который умял всё сразу, нагрузив паэльей полный рот, копал вилкой рис, как будто бы экскаватор копал землю и по началу вкуса еды не чувствовал совсем. Путь жевал, даже тщательно и отправлял всё в желудок, но всё равно, первые десять минут это было просто едой, не имеющий каких-либо вкусовых качеств, имеющая только чувство насыщения. Но потом, когда на тарелке паэльи осталось меньше половины, Кристоф таки начал ощущать вкус приправок, чёрного, совсем, казалось бы, не чувствующегося перца, раскусывал рисинки на две половинки. Баловался совершенно по-детски, но съел всё без остатка, готов был тарелку облизать и поставить в шкаф, потому что облизал бы тщательно. Поглядывая на Андре, которая ковырялась вилкой в рисе, перекидывала с одной стороны на другую и с совершенно безразличным видом смотрела на своё творение. Кристофу и раньше доводилось слышать, что тот, кто готовит блюдо, потом совершенно не имеет аппетита его употреблять. Нанюхавшись его аромата, перехватив кусочек другой при готовке, просто насмотревшись на картину из еды, у любого аппетит пропадёт. Наелся глазами, а не ртом.
Как ни странно, но Андре решила отправиться спать, так как на приглашение она ответила лишь только усталой улыбкой. Кристоф проводил её силуэт, который легко проскользнул в полумраке коридора и, видать, она отправилась в спальню. Немец всё ещё крутил пульт между пальцев, а потом, услышав, как закрылась дверь комнаты, перевёл взгляд от открытой двери, которая выходила в коридор, на экран телевизора. Там мелькали зелёные листья джунглей, кусты каких-то неизвестных растений, глядишь, и голый папуас из них выпрыгнет и запляшет вокруг тигра, который только вышел из своего укрытия. Передача сразу как-то метнулась от волков к семейству кошачьих, что Кристоф сразу поскучнел. Он тысячу раз видел полосатую и усатую морду, с янтарными глазами, которая медленно поворачивала голову в кадр и слегка оскалившись, предупреждающе рычала. Похоже, этот кадр имелся у любых передач про дикую природу, джунгли и животных. Немец ещё минут пять поглазел на тигра, который прыгнул на какую-то беззащитную газель, пасущуюся на пастбище, и переключил канал. По вечерам обычно было что смотреть, крутили какие-нибудь боевики, комедии, но сейчас как будто бы Госпожа Киношная Фортуна повернулась совсем другим местом и, обернувшись через плечо, показала средний палец. По местному каналу крутили сопливую мыльную оперу, где какая-то молодая баба, уткнувшись носом в платок с опухшей красной рожей, говорила, что Хулио не её сын. А Кончита говорила, что пусть она и изменяет своему мужу, но всё равно его любит. Крис скорчил недовольную гримасу и переключил канал. Вроде бы наткнулся на какой-то триллер с примесью детектива, но как только Кристоф начал смотреть, то пошла десятиминутная реклама, на что Крис просто психанул и, выключив телевизор, швырнул пульт куда-то в дальнее кресло, а может быть, вообще промахнулся. Тут же комната погрузилась в полную темноту - шторы Крис не открывал, так что, широко зевнув, он потянулся и пошёл на кухню. Чайник был ещё горячим, поэтому достав кружку, он бросил туда чайный пакетик и залив всё водой, снова уселся на стул и пошвыркал чаем. Квартира погрузилась в тишину, Андре уже видимо заснула, так как никаких признаков не подавала. Поставив кружку в раковину, Крис таки соизволил её сполоснуть и запихнул в шкаф. Немец бы мог вполне позлорадствовать над тем, что одна единственная кружка стоит в раковине, и никто её мыть не хочет, пока туда не добавятся тарелки-сковородки. Выйдя из кухни и закрыв за собой дверь, Кристоф прикрыл заодно и в зале и, направившись в спальню, обнаружил, что Андре обняла подушку и, поджав коленки, лежала на заправленной кровати. Немец оглядел комнату и почувствовал себя Мистером Проппером - навёл порядок, да так, что, наверно, тысячу лет этого не делал. Стянув с себя футболку и штаны, положил их на стул и, подойдя к девушке, взял её на руки. Она же сонно уткнулась ему в плечо и Крис, откинув одеяло ногой гимнаст, лол, положил девушку на простыню. Несколько небрежно укрыв её одеялом, так как Нойманн в этом ни когда не практиковался, улёгся сам. Как ни странно, но сна не было ни в одном глазу. Вчера он уснул довольно рано, часов в девять, так как сон как-то внезапно на него накатил, и он отправился объятия Морфея, но сейчас он никак не мог заснуть. Ворочался часа полтора и потом, поднявшись, отправился в прихожую. Достав из куртки пачку сигарет, он достал зажигалку и отправился на балкон. Открыв окно, так как балкон был застеклённый, он высунулся в него, и на него тут же накатила вечерняя прохлада. Было около десяти часов вечера, так как Крис пусть и листал каналы, но довольно-таки долго перебирал весь список, пока не наткнулся на какой-то египетскую богадельню и не выключил плазму окончательно. Выудив из пачки сигарету, Крис шустро прикурил и затянулся. Обычно он курил намного больше раз в день, как минимум 6-7, но сегодня ограничился только четырьмя. Порой одной затяжкой он мог выдуть почти всю сигарету, но сейчас растягивал момент, делая небольшие затяжки, вдыхая и медленно выдыхая никотин. Оставив пачку с зажигалкой на балконе, он отправился душ. Горячая вода подействовала как снотворное, и Кристоф одев новые труханы, теперь уже чисто чёрные боксёры со светло-серой резинкой, отправился в постель.
Скинув подушку нахрен на пол, Крис уткнулся носом в матрас и засопел.

Ему снилась какая-то белиберда, смешанная с каким-то внутренними мечтами. Он был на рок-концерте, где он был на возвышении, чуть ли не на середине сцены и отдавал ритм песне. Где-то внизу слышался голос солиста, но отдалённо и Кристоф покрутив между пальцами палочки, застучал по том-тому. Потом нервно задребезжал хай-хет и вскоре, создалось что-то вроде ударного соло. Все инструменты затихли - бас и соло гитары, синтезатор и теперь только он отдавал ритм всему залу. А впереди была многомиллионная аудитория, с поднятыми руками. У кого в руках блестел фотоаппарат, у кого-то была видна уверенная выкинутая вперёд рука с "козой пластиковая вилка и когда соло окончилось, Кристоф поднял руки вверх с палочками в руках и тяжело выдохнул. Он устал, пот капельками выступил на лбу и висках, но он был доволен. Доволен своей игрой, доволен коллегами, доволен зрителями. И какая-то неведомая позитивная энергия, и волна нахлынула на него. Кристоф во сне даже что-то пробормотал - таким живым был сон. Перевернувшись на спину, немец снова устало засопел.

+1

12

- Я разве что-то сказал? - Кристоф приподнял бровь на твой вопрос, несколько недоумевая от такого резкого поворота событий. А после ухмыльнувшись, продолжил:
- Делай мне массаж, хоть всю жизнь, одним и тем же движением, но мне будет нравиться. - На что ты несколько насупилась.
- Если человек ничего не говорит, это не значит, что ему комфортно, может он очень терпеливый. - Ответила ты, пожав плечами.
Ты довольно быстро уснула калачиком, обняв подушку. Ты спала не очень крепко, поэтому всегда через сон слышала шум на улице, возможно разговоры за стеной, телевизор. Вот и в этот раз, через какое-то время, ты услышала шаги, а после, звук закрывающейся двери. Что-то продолжало ходить, а после, подойдя к краю кровати, где спала ты, поднял тебя на руки.
- Крис... - Сквозь сон простонала ты лунатик :з, чувствуя некую невесомость это круче, чем проваливать в пропасть. После, ты уткнулась парню, кажется в плечо, словно выискивая родную подушку, которую надо обнимать, любить, обожать. После, ты снова почувствовала мягкий матрац, и тебя накрыло одеялом. Ты почувствовала приятное тепло, но чего-то не хватало. Где твоя подушка? После потери родной, ты спала несколько неспокойно, ворочалась, что-то невнятное бубнила во сне, словно проклиная всех живущих на планете Земля. Однако, вскоре что-то приземлилось на другой половине кровати, ты этот чувствовала, поэтому, вскоре ты уткнулась носом в спину Кристофа, и обняла его, мирно засопев. Тебе ничего не снилось, значит твой мозг этой ночью не бредил, создавая странные галлюцинации, которые ты в лучшем случае могла забыть. За ночь ты один раз проснулась, когда тебя почему-то, посреди зимы стало жарко, и тогда ты, сонная осознала, что ненормально спать в майке и джинсах, поэтому, судорожно стянув их, снова укрылась одеялом, и уткнулась носом в спину немца, мирно засопев.

Утро наступало медленно, а точнее наступило, но в спальне права солнце не начало качать. За окном уже во всю кричали дети, которые ночью спят, и лаяли собаки. Лениво потянувшись, ты прищурилась, потирая левый глаз. Ты не любила просыпаться, это не было так легко, как в фильмах, это было на столько подло, что тебе хотелось умереть. Сонная, ты не понимала, где находишься. Нету привычного шкафа, обоев, стола, все иначе. Ты оглядываешься, вспоминая, что вчера было. Словно после неудачной пьянки, а они все у тебя неудачные, ты не можешь собрать мозги в кучу, ты в замешательстве. Обычно, просыпаясь, ты понимаешь, что рядом с твоей кроватью родная тумбочка, и все хорошо, но сейчас, все по другому. Оглянувшись на Кристофа, ты вспоминаешь машину, магазин, а после, его квартиру. Да, ты в квартире Криса. Довольно улыбнувшись, ты села на край кровати, и снова потянувшись, пошла в ванную. Включив холодную воду, ты умылась, чтобы побыстрее взбодриться, а после, проходя мимо своей куртки, выудила из кармана телефон, чтобы посмотреть на время. Восемь часов утра, твое стандартное утро. Зайдя обратно в спальню, ты старалась вести себя крайне тихо, чтобы не разбудить посапывающего немца ему ко второй. Подняв майку и джинсы с пола, которые ты судорожно в часа три ночи с себя стягивала, ты натянула их на себя, так же, найдя носочки, которые во сне ты тоже удачно сняла. Распустив волосы, потому что твой вчерашний пучок растрепался, ты сделала хвост, и прокрутила в голове мысль о том, как дойдя домой, скинешь с себя все, и окунешься в горячую ванну, а после, освободишь место в памяти фотоаппарата. Обув кроссовки, ты надела куртку, и закинув сумку на плечо, вышла из квартиры, прикрыв дверь, которая сразу захлопнулась. ну что ж, ты тогда не будешь волноваться, что парня обворуют и изнасилуют, пока он спит.

Офф:

МИНИМАЛИЗМ111

0

13

Остальная половина ночи прошла без сновидений, а сопровождалась лишь темнотой и глубоким сном, который нёс только отдых. Все впечатления были на первом сне, когда Кристоф как в реальности крутил барабанные палочки между пальцев и отдавал ритм по поверхности барабанов, нога с нижним хай-хетом тоже работала и казалось, Кристоф сейчас засучит всеми конечностями прямо во сне. Может иногда такое и происходило, потому что немец ворочался редко, а простынь с одеялом всё равно были скомканными, так что невольно можно подумать, будто бы Кристоф и впрямь устроил постельный концерт, либо боролся с какой-нибудь невидомой хренотой, да так, что подушки оказывались в дальних концах комнаты, а одеяло одним краем свисало вниз, чуть ли не дотягиваясь до пола. Кристоф проснулся на минуту только от того, что Андре повернулась и обняла его, уткнувшись носом ему в спину, и продолжала, как ни в чём не бывало спать. Немец почувствовал, как лёгкая рука девушки ложиться ему на бок, что-то быть может, пробормотал на языке, который доступен только пьяницам и лунатикам и уснул, снова кинувшись в объятия Морфея.
Открыл немец глаза только тогда, когда солнце уже высоко поднялось над горизонтом и освещало всё вокруг. Своими лучами она играла на гладкой поверхности автомобилей, на земле, на лицах людей, на которых красовалась улыбка от того, что погода наконец-таки улыбнулась им, и самим нельзя было не улыбнуться в ответ на такой благоприятный жест. Но солнце не пробиралось к Кристофу в комнату, так как было завешано плотными шторами и парень понял, что уже позднее утро только по часам. Разлепив один глаз, Крис обратил взгляд на стрелки часов и понял, что уже одиннадцать. Ещё сонный, Кристоф перевернулся на бок и обнаружил, что девушки на кровати рядом нет. Широко зевнув, парень перевернулся на другой бок и решил дремануть ещё час, может больше, так как, скорее всего завтра ему придётся вставать в добрые шесть утра и идти на конюшню. Скаковому отделению выделяли время на работу лошадей только в промежутке между шестью и восемью утра, так что Кристоф должен был завтра успеть отработать трёх лошадей и на каждом сделать резвую, так как молодняк нужно было готовить к скорошним скачкам. А насчёт Андре Кристоф не беспокоился - он помнил, что вчера она отпросилась с работы, так что теперь, ей, скорее всего, придётся отрабатывать двойную норму.
Ещё какие-то пару минут Крис хотел спать, но теперь сна не было ни в одном глазу и он, матерясь про себя, уселся на краю матраса, опустил согретые ноги на прохладный пол. Дотянувшись до валяющейся на полу подушки, Кристоф небрежно закинул её на кровать и поднялся. Потянувшись, вытянув руки вверх, Кристоф издал звук довольного моржа и снова зевнув, взглянул на кровать. Заправлять её ему не хотелось, так как Андре дома не было, и она бы не заставила его наводить порядок, сортировать носки по цветам, материалу, по каким нуждам их Кристоф носил - повседневные, домашние, которые повидали прелести верховых сапог и ипподрома, новые, которые он ни разу ещё не носил. Довольный тем, что на него никто не навесит эмблему домохозяйки, Кристоф двинулся в ванную комнату. Ополоснув лицо прохладной водой, и намочив зубную щётку, Кристоф выдавил на неё зубной пасты. Обычно он чистил зубы и утром и вечером, так как никотин и крепкий чай/кофе, давали о себе знать, но вчера он решил этим правилом пренебречь и направится прямиком спать. За своими зубами он следил всегда тщательно, чистил разными пастами, ища ту единственную, которая будет его спутницей на всю жизнь! Так что теперь ровные как по линеечке зубы были почищены и Кристоф направился в душ. Помыв голову, ибо он являлся парнем чистоплотным, да и вонять он не хотел, пусть это и придавало ему ещё большей брутальности в дополнение уже имевшимся мышцам. Когда водные процедуры были окончены, и можно было целиком и полностью посвятить себя чему-нибудь другому еде, например, вдруг зазвонил мобильный телефон. Остановившись в полушаге от кухни, Кристоф круто развернулся и, зайдя в спальню, гневно оглядел её.
- Где же ты, маленький нигерский выродок? - разъяренно спросил Кристоф и откинул первую, потом вторую подушку, нашёл его наконец-таки на стуле, где он вчера его оставил, выкладывая вещи из джинс, которые сейчас лежали в шкафу. Взяв в руки чёрный Blackberry, Крис уставился на дисплей и у него чуть глаза на лоб не полезли. Звонил главный тренер, да так настойчиво, что казалось будто бы сейчас этот злой, довольно крупный мужик выпрыгнет из телефона и отметелит ничего не ожидавшего Кристофа. Парень хмыкнул и взял трубку и тут же он услышал родной голос, чуть с хрипотцой, которая была заработана исключительно долгим курением, ну и алкоголем, конечно же - Нойманн, мать твою дери, где тебя носит?! Ни одного на конюшне, ни тебя, ни этого долбанного америкоса Харрисона! Тащи свою задницу в конюшню, тебя твой конь заждался! - и после небольшой паузы Говард ехидно добавил - Ну и я, конечно же. - и тренер тут же залился смехом, который в конце завершился приступом кашля - Сам пошутил, сам посмеялся, да, старый ты хрычь? - спросил Кристоф, тем временем усевшись на край кровати - Лаааадно, сделаю одолжение, так уж и быть. - проговорил Крис самодовольным голосом, на что Говард довольно хмыкнул в трубку и, видимо, затянулся сигаретой, так как он снова кашлянул - Отработай Брума, а потом нужно договориться с журналюгами - они до владельца твоей скаковушки донимаются. Интервьюхи-херухи и прочая "жёлтая", прессовская лабуда. Сгоняй в офис в центре, подыщи фотографа и притащи одежду почище! Мне на лошадях свиньи не нужны. Я всё сказал. - Крис фыркнул и положил трубку. "Херов англичанин." - саркастически подумал Крис и начал собираться.
Надев чёрную рубашку, на спине которой красовалась надпись "AC/DC", Крис напялил тёмные джинсы и, запихнув телефон в карман, направился в прихожую. Кинув грустный взгляд на кухню, Кристоф нахлобучил на ноги ботинки, накинул косуху и, заперев квартиру, шустро спустился вниз пол лестнице. Наградив Альфреда приветственной улыбкой и взмахом руки, немец вышел на улицу. На улице и правда была хорошая погода, и немец, усевшись в автомобиль, немного погрел двигатель и дал стрекача в сторону шоссе, которое вело на конюшни.

offtop
Andre Cases написал(а):

МИНИМАЛИЗМ111

ноу проблемс http://uploads.ru/i/f/G/q/fGqRg.png

0


Вы здесь » Elafio » - квартиры; » Квартира Christoph Neumann


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC