Elafio

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Elafio » - территория лагеря и конюшни; » Поляна


Поляна

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Небольшая полянка развернулась прямо за воротами КСК. Здесь частенько собираются люди со своими подопечными, дабы отправиться в очередной поход. лолшто

0

2

Веселенький сегодня намечался денек. Утро Кореша началось с того, как в денник ко спящему жеребцу ворвался какой-то пацан, зашуршал пакетами, загремел своим топотом. Рыжий, в это время просматривавший свои беззаботные сны, был нахальным образом разбужен. Он ожидал, что человек почешет ему за ушком и нежным голоском пропоет: "Корюшка, милый, просыпаайся, я приготовил тебе блинчики". НО НЕТ! Надо было без предупреждений ввалиться в денник и так нагло хлопнуть дверью! Беспредел. Кори, кое-как продрав глаза, уставился на своего гостя, вяло перепрядывая ушами. Тот был чем-то занят, возился и суетился. Кореш, решив, что это его мало касается, закрыл глаза и пошел спать дальше. Сквозь сон он слышал, как человек что-то неразборчиво мямлит, призывая рыжего поднимать свой жирный ленивый зад и идти работать. Пошел вон. Еле ворочая языком, буркнул Кори, устраиваясь поудобней. Медленно, но верно конь снова погрузился в царствие Морфея, готовый проспать еще часок-другой. Но этому помешал твердый носок сапога, влетевший прямо под ребра. Не сказать, что рыжему было больно, но наглость человечишки в прямом смысле подбросила его вверх. Кори, будто на пружинках, подлетел на ноги, ошалело вылупил глаза и уставился на парня. ОХРЕНЕЛШТОЛЕ? Заплетаясь и шатаясь, как заправская алкашня, выпалил Кореш, прижимая уши к голове. НАХАЛ! В исступлении раздувая ноздри, гаркнул он, готовый пустить нарушителя спокойствия на фарш.
Но парниша быстро сориентировался и сунул Корешу под нос кусочки рафинада. Рыжий, недоверчиво скосив глаз, уставился на сахар. Купить меня вздумал? САХЕРОМ!? КОРЕШ ЗА САХЕРЫ НЕ ПРОДАЕТСЯ! Он демонстративно отвернул голову, но через несколько секунд уже вовсю хрустел угощением. Медленно жуя, он закрыл глаза, намереваясь уснуть снова. Но ото сна его вдруг пробудил такой родной и любимый сердцу звук сыплющихся в кормушку вкуснях. Наставив уши топориком, Кореш ринулся к еде, оттесняя поцыка от кормушки. Пока Кори хомячил, парень чем-то шелестел и гремел где-то сбоку, но Корешу было все равно. Пусть хоть за углом будут миллионы раздавать - от жрачки его оторвать не сможет ничто. И потом понеслась: парень взялся за чистку, делая свою работу так быстро, что рыжий не успевал следить за его руками, мельтешившими то здесь, то там. Впрочем, и следить-то за пацаном было некогда, ибо в кормушке сейчас пребывали сушеные яблочки и спускать с них глаз было нельзя. А то вдруг украдут?..
Напялив на жеребца уздечку, седло и прочие ужасы жизни, парень вытащил его из денника и куда-то бодро поспешил. Кореш с перекошенным фейсом тащился сзади, про себя выдумывая планы мести за свой утренний испорченный сон. Кованые копыта гулко отбивали дробь по каменной дорожке, отдаваясь эхом где-то вдалеке. Под этот мерный звук хотелось спать. Он так и не отошел ото сна и хотел обратно в свой родимый денник, устланный мяконьким ковричком свежих опилок.
Рыжий вдруг задумался о том, куда они, собственно, направляются? Странно, что конь не подумал об этом раньше, но этому было объяснение – Кори был слишком сонный.  Обстановка заслуживала интереса – они уже давно вышли за пределы конного клуба, но Кореш, занятый мыслями о своем деннике этого и не заметил. Смена обстановка рыжего заинтересовала, и дальше он пошел чуть приободрившись. Скажи мне, холоп, куда мы путь держим? Растягивая буквы, затрубил рыжий, с явным интересом рассматривая кустики, которые попадались на пути. Мужик, тебе нравятся эти кусты? Вопросил он, отсчитав в уме уже третье растение, попавшееся ему на глаза. Недолго думая, он потянул парня к очередному кустику шиповника, обсыпанному множеством цветов. Но человек дернул за повод и, увлекая за собой коня, так и не дал тому налюбоваться природной красотой куста. Мужик, ты чего, кустов не любишь? - Откровенно удивился рыжий. Ну ты ващее, мужик..
Парень куда-то завернул, и взору рыжего открылся маленький пригорочек, на котором они и остановились. Кореш с минуту молчал, выказывая на своей морде страшные муки того, что хочет что-то сказать, но не решается. Не выдержав, он снова заголосил Нет, ну чувак, так нельзя! Зачем мы вообще сюда перлись!?.. Возмущенный поступком человека, он вдруг ненароком взглянул себе под копыта. О, трава! Удивленный травой, жеребец принялся срывать её, жадно наполняя свой желудок и треща при этом, словно печатная машинка.
простите хд

+1

3

Лето… Интересное все-таки время года. И почему именно в эти жаркие дни происходит все самое интересное?  Всему виной хорошая погода или это что-то иное? Что-то, что делает летние вечера самыми яркими и запоминающимися. Наверняка ведь у этой поры есть свое волшебство. Не даром же зимы всегда отличаются огромным количеством грустных историй. Весной повсюду снует романтика, осенью частенько забредают к нам философские мыслишки, а лето полно веселья и тепла.  Простое совпадение или кем-то заранее намеченные события? Эх… Наверное, никто не сможет дать верный ответ на этот, казалось бы, тривиальный вопрос…
Впрочем, как бы там ни было, лето у Бисквит проходило крайне безмятежно и размеренно. По крайней мере, его начало не предвещало никаких ярких событий, даже не смотря на тот факт, что, в принципе, всего одной секунды хватит, чтобы перевернуть всё с ног на голову. Печеньке же было приятнее думать, что эта пора года не отличится ничем таким чересчур «ярким».  Да, красочные воспоминания всегда были на вес золота, но Лимп была одной из тех, для которых неспешная и  спокойная жизнь была наиболее комфортной и приемлемой. При таком ритме всегда можно было найти время помечтать, подумать… Кто-то называл такие моменты «дневными грёзами» и бесспорно был прав. И, к сожалению или к счастью, сегодняшний день должен был привнести в жизнь изабелловой кобылки хоть какое-то разнообразие…
Началось все с завтрака, как бы глупо не звучало. Вместо обычного сена в кормушку насыпали какой-то загадочный корм с кусочками морковки. Да, это было что-то вроде особенности рациона, но Бисквит знала наверняка, что после таких завтраков что-нибудь обязательно происходит. При том это всегда что-то запоминающееся. Например, после прошлого такого перекуса кобыла чуть не стала мамой, а перед этим Печенька получила море незабываемых ощущений после прогулки по скалистой местности. И что теперь делать? Опасаться или предвкушать? Лошадь еще не высчитала периодичность «плохих» и «хороших» событий, а потому была в недоумении, громко жуя и хрустя сочной морковкой. Как ни крути, а за такой шикарный завтрак можно судьбе простить все что угодно…
И вот, когда был съеден последний кусочек ржаных отрубей, в денник вошла молодая девушка. На вид ей было лет восемнадцать. Бискви никогда её раньше не видела, а потому немного насторожилась. Но рыжеволосая барышня казалась довольно милой и безобидно, а потому кобыла немного расслабилась. А наличие щеток в руках девушки заставило  лошадь проникнуться симпатией к человеку, когда та смахивала с кобылицы пыль. У неё были довольно сильные руки, но чистила она крайне нежно. Даже как-то аккуратно, будто бы делала это впервые. В любом случае Печенька получила свою долю удовольствия, слушая, как девушка напевала какую-то песенку.
Затем пошла стандартная процедура – кобылу вывели на развязки, окончательно привели в порядок и начали седлать. Последующие махинации с амуницией ничем интересным не отличились, а потому пролетели крайне быстро. Спустя мгновение, кобыла была уже на улице…
Да… Июль на дворе, это сразу видно – жарко и повсюду этот гадкий пух. Впрочем, все не так плохо. Все равно Бисквит больше любила тепло, нежели холодные зимние деньки, когда задувало во все щели и легко можно было отморозить себе все на свете. Вспоминая о прошлогодней зиме, кобыла спровоцировала волну мурашек пробежать кросс по спине и уйти потом куда-то в ноги. Приятное все-таки чувство…
- Макс, ну что, мы едем? – воскликнула девушка, приведя кобылицу в чувства. Поначалу Бискви не поняла, к кому обращается эта красноволосая дама, но затем она сообразила, что они пришли на небезызвестную полянку. Тут всегда собирались группы по несколько персон, дабы куда-нибудь двинуть. И сейчас, наверное, что-то подобное намечалось. За воротами уже стоял рыжий жеребец и мужчина. Скорее всего, он и был Максимом. Согласитесь, странно было бы, если бы девица обращалась к коню, не так ли?
Мы вдвоем или Джонни все-таки подойдет? – вновь спросила всадница, встав напротив парня. Печенька же осмотрела жеребца. Он был высоким, мощным и… рыжим. Хотя… Рядом с нашей кобылкой каждый второй конь был просто огромным. Этот же показался Бисквиту довольно милым. Хотя кто его знает, каков он на самом деле, ведь зачастую внешность обманчива.
- Похоже, мы с тобой теперь компаньоны, – Печенька еле заметно улыбнулась – Имя мое Лимп Бисквит, но можешь называть просто Печенькой. – лошадь старалась вести себя как можно более мило и добродушно. Все-таки с этим товарищем ей еще предстоит отправится в какое-то путешествие, которое пока оставалось для Бискви загадкой…

Отредактировано Limp Biscuit (2013-07-13 14:06:46)

+1

4

Слава конюшенного Дэнни ДеВито набирала обороты: маленькая лошадка, обычно работающая в путах ремней, теперь простаивала без дела. Кучер уехал на лето к семье, и возвратиться он должен был не раньше конца августа. Спадающая жара – лучшее условие для прогулок в экипаже, а пока об этом можно только мечтать.
Появилась возможность брать незанятую лошадку для прогулок, чем отдыхающие активно пользовались: почти игрушечный вид Вальца приводил их в восторг, рука сама тянулась дать ему что-нибудь вкусное или потрепать двуцветную гриву, которая даст фору любому ирокезу по своей жесткости. Фьорд от ласк не отказывался, если они не мешали ему дремать, разумеется. Даже к детям он стал более терпелив, хотя их липкие от сладостей ручонки все еще выводили пони из себя.
Катать отдыхающих было вовсе нетрудно: меньше времени на сборы, резвый галоп (который все равно не делал фьорда элегантнее или спортивнее на вид), больше «чаевых» в виде яблок, сахара и моркови.
- Эй, молочный бидон, петухи давно пропели! – фьорд дернул головой и сонно оглянулся: уборка номера и чистка постояльца. Конюх бесцеремонно вошел в денник, возвестив о пришествии нового дня.
Работа в конюiне вовсю кипела: какие-то кони уже направлялись на выход, оседланные и вычищенные.
- И долго я сопел?... – Вальц зевнул и перемялся с ноги на ногу, не сводя глаз с конюха, словно он показывал текущее время. Мышцы просили движения – естественный утренний инстинкт, которому пони охотно подчинился.  Размеры фьорда позволяли свободнее перемещаться по деннику: этим он и занялся, прекратив обращать внимание на конюха. В ноздри врезался запах корма.
- Поняш, ты не преступник в карцере, хорош круги наматывать. – пробухтел конюх, заполняя кормушку. Звук очень приятный, особенно по утрам.
- Не мешай, друг, считай это за поняьчи потягушки. – хохотнул фьорд, тряхнув головой, -и вообще, иди дальше работай, заполнил кормушку – на том спасибо.
Но конюх почему-то не уходил: скорее всего, фьорд мешал ему пройти, «заперев» в одном из углов денника. Посторонившись, Вальц припал к корму, вдыхая его аппетитный запах. Еще не набив рот, он произнес, улыбаясь:
-Ну иди работай дальше, парень, отношения с клиентами здесь запрещены.
Чистки не предвиделось: перспектива безделья была не за горами. Работник удалился, оставив Милкмэна наедине с его завтраком. Уплетая предложенное,  пони ощущал присутствие летнего бодрого духа: готовности к новому дню, оптимистичному настроению и общей, перманентной доброжелательности.
- Доброе утро, малыш. – фьорд повел ухом: голос женский, молодой. Наконец фьорд поднял свою круглую голову, уставившись на гостью: она прибыла с чистящими принадлежностями.
И ты не хворай, подумал фьорд, приветственно кивнув и вернувшись к завтраку. Ощущая на своей коже прикосновения щетки, Вальц понимал: еще один рабочий день, свежий воздух и невесомый по сравнению с упряжкой всадник. Всадница, вернее. Действовала она вроде умело – не стоит ждать осложнений.
На развязках все так же без шума и пыли: экипоравав пони для прогулки, девушка повела его на выход.
Солнечный свет струился по всем предметам и окрестностям. Сколько хватало глаз, все было чистым и дышало летом. Тепло ощущалось на боках, в ушах слегка гудело от его приливов.  Под копытами шуршала трава, листья отзывали на ласковые позывы ветра – все это фьорд подмечал и запоминал, поскольку очень любил природу. Он всегда был внимателен к ее знакам и настроению, словно она была любовью всей его жизни.
- Ну чтож, дорогая, показывай дорогу. – эти слова он адресовал своей всаднице, остановившей конька, чтоб оглядеться. Добирались они пока что рысью, быстрее двигаться девушка не желала в силу собственной неуверенности.  Лагеря пока они не покидали, но уверенно двигались в сторону границ. Вальц предполагал, что выйдут они именно с этой поляны – маршрут для фьорда знакомый. Он часто выезжал здесь с санями.
Не нужно быть зорким орлом, чтоб увидеть два цветных пятна: рыжее и бледное, скорее белое. Второй силуэт мог заставить сердце пони биться чаще, но размером кобылка была маловата. На одну секунду Милкмэн вспомнил ту волшебную зиму с ее снежным демоном-Анархией, но заставил себя об этом больше не думать. Кобылицу он с тех пор почти не видел, но если вспоминал, то с теплом и трепетом. Как ребенок раз в год достает свою коробку со всякими безделушками: камешками, ракушками, брошками. Вещи, ценные только для него самого, оттого коробка спрятана так далеко, что никто не достанет.
Надо поздороваться, думал фьорд, когда они подъехали ближе. Лошади уже о чем-то болтали, однако явно не были знакомы. Об этом говорили их движения, любопытство, быть может скованность…черт разберет, нужно подойти ближе.
- День добрый. – произнес Вальц тоном соседа, здоровающегося через забор: просто жест доброжелательности, ничего более.

Отредактировано old milkman. (2013-07-31 18:45:05)

+1


Вы здесь » Elafio » - территория лагеря и конюшни; » Поляна


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC